Не секрет, что психологами и психотерапевтами становятся люди, по природе своей чувствительные и ранимые. Я, как вы уже сами понимаете, и есть представитель этой части человечества. Именно высокая чувствительность является одновременно даром и болью для меня. Будучи активным и подвижным, любопытным и настойчивым, я с раннего детства встретился с непоколебимыми запретами. Тогда для меня это могло выглядеть как запрет жить и исследовать мир, тогда я впервые познакомился со страхом, стыдом, чувством вины. Все перечисленные чувства, состояния, это продукт культуры, мои родители тоже воспитанники этих культурных традиций. Ведь так легче управлять: испугать, пристыдить, обвинить и всё, — чистота и порядок.На самом деле, послушание, это только одна сторона реальности. Другая сторона это потеря свободы, остановка любопытства к миру, к людям, страх и стыд самовыражения.Я как сформированная личность чувствовал в себе силы, энергию, потенциал, и одновременно сам это всё об


Ядолгое время жил и бессознательно выстраивал отношения с людьми таким образом, что-бы они тоже подтверждали мою никчемность и бесперспективность. Сейчас, я пытаюсь показать в каком сильном, внутреннем конфликте я жил долгое время. С одной стороны пытался удовлетворить своё самолюбие, занимался поиском признания, а с другой сам же и обесценивал себя, и окружающие тогда не понимали, чего же я хочу на самом деле.Этот конфликт, когда то давно, был внешним, между мною маленьким мальчиком, моей природной сущностью и взрослыми, останавливающими, стыдящими и

Я впитал это взаимодействие, присвоил, и начал похожим образом существовать, выстраивать отношения. Я недоверчиво относился к людям, они казались мне оценивающими и заносчивыми. Для меня мир состоял только из черно-белых тонов, из крайностей. Люди казались мне то очень добрыми, то очень злыми, умными или глупыми успешными или неудачниками. И сам я жил в таких бесконечных колебаниях,
то взлетал, то больно падал. В результате я комфортнее чувствовал себя в одиночестве, люди меня напрягали, я научился изолироваться. Находясь сам с собой, много фантазировал о своём всемогуществе,

Новсе это время, где то глубоко продолжал чувствовать себя ничтожным и слабым.
Уставая от одиночества пытался тянуться к ровесникам, всеми силами пытаясь прятать своё чувство неполноценности. Я старался демонстрировать себя сильным и уверенным, и это у меня хорошополучалось, если удавалось выдерживать дистанцию. Но, если кто-то пытался ко мне приблизиться, я переживал страх разоблачения, стыд за своё несовершенство. Поэтому всячески избегал близких отношений, они были для меня невыносимы. С другой стороны, я очень нуждался в близости, тянулся к ней, и что характерно, выбирал людей подобных себе. В результате снова получал отвержение, боль и очередное подтверждение своей ничтожности. Интуитивно понимая, что выход есть, не теряя веру, я его искал. Начал читать психологическую литературу, интересоваться направлениями психотерапии. Приблизительно в такой точке своей жизни, в 23 года я впервые обратился к психотерапевту. Шаг за шагом происходило моё же принятие себя, такого разного, противоречивого, доброго и злого, умного и глупого, трусливого и смелого, слабого и сильного. Во всем этом, много легкости и свободы, быть разным, точнее позволять себе быть и жить. А самое главное, чувствовать себя важным для других, именно важным а не нужным. Ведь в нужности много несвободы, а в важности есть свобода и уважение.

Яискренне и открыто рассказал вам о себе, это значит, что я немножко к вам приблизился.
Я обычный человек, миллионы людей живут с похожим опытом, я ни чем не отличаюсь от вас. Возможно только тем, что я научился замечать и осознавать, переживать и полноценно присутствовать в отношениях, в жизни.
Но этому меня научили мои учителя, люди ничем не отличающиеся от меня.

И сегодня я готов помочь другим, тем кому это нужно.

Рейтинг статьи
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...Loading...

Оставить комментарий

*